События

 

За время существования Маргианской археологической экспедиции, раскопок на памятниках Маргианы, было, конечно же, много самых разнообразных событий. Рассказать обо всех вряд ли возможно.
За последние 10 лет наиболее яркими, оставившими глубочайший след и в памяти, и в истории науки, были:

    Сорокалетие открытия Гонура отмечено выдающимися находками на этом памятнике и проведением международной конференции
    Находка на восточном берегу большого бассейна Северного Гонура гробниц царского некрополя и их раскопки
    Усилия, предпринимаемые экспедицией по сохранению выявленных раскопками помещений на Гонур Депе, т.е. реставрация и консервация Северного Гонура
    Международная конференция «Маргиана – новый центр древневосточной цивилизации»
    Регулярные посещения Гонура гостями

Сорокалетие открытия Гонура отмечено выдающимися находками на этом памятнике
Материал специально подготовлен для публикации на ресурсах margiana.su и planetguide.ru

В 2012 г. Туркменистан председательствует в Содружестве независимых государств. Накануне родился и наиболее яркий проект в области гуманитарного сотрудничества в рамках этого объединения - "Культурные столицы Содружества". Первыми такими столицами Содружества были выбраны Ульяновск в России, Гомель в Белоруссии, а в нынешнем году - Мары в Туркменистане и Астана в Казахстане. Сама идея придания тому или иному городу данного статуса, по мнению экспертов, предполагает концентрацию ресурсов – человеческих, инфраструктурных и культурных, которые и будут сосредоточены в выбранных городах. Как сказал зам. министра культуры РФ М. Устинов, «мы будем лицезреть демонстрацию лучших форм культурного самовыражения государств-участников СНГ. Это мероприятие, первое в своем роде, направлено на сплочение работы министерств культуры СНГ».
Представляется очень символичным, что одной из первых, пилотных культурных столиц выбран именно город Мары – достойный наследник славы средневековой «души царей» - Древнего Мерва и одного из древнейших центров мировой цивилизации – страны Маргуш. И как бы в подтверждение глубоких корней богатейшей культуры туркменского народа, 2012 г. ознаменовался интересными и очень важными открытиями на Гонур Депе. Это оказалось вдвойне символично, т.к. именно в 2012 г. исполняется 40 лет со времени открытия этого памятника. Так, в мае 1972 г. В.И. Сарианиди после окончания работ в Тахирбайском оазисе в результате разведочной поездки в пески вместе с сотрудником Института истории АН Туркменистана Оразом Бабаковым обнаружили огромный холм, сплошь усыпанный фрагментами древней керамики.
Уже через пару лет работ стало ясно, что под 3-х метровыми слоями земли и песка скрываются руины некогда величественного города – по всей видимости, главного поселения страны Маргуш. В разных оазисах древней дельты р. Мургаб уже к середине 1970-х годов было найдено более 100 поселений разного размера. Из них к настоящему времени раскопано всего несколько: Гонур Депе, Тоголок 1, Тоголок 21, Аджикуи 8 и 9, Келели, Таип и Тахирбай. Но Гонур выделяется среди всех не только своими огромными размерами и сделанными находками. Самое главное он – не обычный город, каких мы знаем множество. Это – город, в котором не было большого числа жителей. Несмотря на значительные для своего времени размеры (общая его площадь составляет около 30 гектаров), в нем жил только правитель (он же, видимо, и верховный жрец) и его семья. Основная территория, заключенная внутри трех рядов стен, две из которых имеют оборонительные башни, и в непосредственной близости он них, занята храмами, святилищами, площадями общественных трапез и ритуальными комплексами. Т.е. город был построен только для царей и богов, а жители страны собирались там для совершения разнообразных ритуалов. В настоящее время в мире известно всего несколько подобных городов (в том числе в соседнем Иране – Чогазамбиль).
Множество интересных находок удалось сделать на Гонуре. О них и В.И. Сарианиди, и другие сотрудники Маргианской археологической экспедиции регулярно рассказывают и в Туркменистане, и на международных научных форумах в разных странах мира. Не будем их повторять, т.к. значительная часть их опубликована. Уделим внимание тем важнейшим результатам, которые удалось получить только в этом году.
Прежде всего, хотелось бы подчеркнуть, что успешные результаты работ экспедиции во многом обусловлены сотрудничеством Маргианской экспедиции со специалистами разных дисциплин. Активное участие в ее работе принимают зоологи, геологи, ботаники, экологи, антропологи различных учреждений России – из Москвы, Санкт-Петербурга, Уфы, Миасса и др. городов. Уже несколько лет мы активно сотрудничаем с Институтом истории АН Туркменистана. Не могу не сказать, что нашу экспедицию по праву можно назвать международной. Многие годы мы сотрудничаем с Французской археологической миссией в Туркменистане. Именно они во многом помогли нам в реставрации материала, а также в получении фотоснимков Гонура с большой высоты с помощью фотоаппарата, закрепленного на воздушном змее. Уже три года в составе нашей экспедиции работает профессор Немецкого археологического Института Николас Бороффка. Он руководил в этом году раскопками в той части Гонура, где были найдены золотая фигурка сайгака и фаянсовая скульптурка обезьянки. Не раз сотрудники различных учреждений из Италии изучали предметы, найденные на Гонуре. Помощь в получении радиоуглеродных дат нам оказывал Королевский университет г. Белфаста (Северная Ирландия). Много лет работают на Гонуре и архитекторы из Узбекистана – Владимир Артемьев и Алия Урманова.
Все работы в течение последних двух десятков лет осуществляются в рамках международного договора между Институтом этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН (г. Москва) и Национальным управлением по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры при Министерстве культуры Туркменистана. Благодаря такому многогранному сотрудничеству нам удается приблизиться к подробному, всестороннему изучению такого замечательного памятника как Гонур Депе.
В 2012 г. был заложен новый раскоп на небольшом холме на северо-западе городища, за пределами третьего ряда его стен. Ранее представлялось, что вне стен никаких построек не было. Но раскопки показали, что это не так. Нам удалось найти небольшой жилой комплекс и несколько удивительных могил. Их отличают от всех других погребений, что были ранее найдены, прежде всего, гигантские размеры (до 5-6 м в длину). И вот в этих-то погребениях, где в древности были похоронены люди и животные, найдены керамическая посуда, небольшие фигурки из обожженной глины, мелкие фрагменты и даже несколько целых серебряных изделий, обрывки унесенных грабителями древности золотых украшений. Так, например, в одной могиле, устроенной в цисте из сырцовых кирпичей, оказались небольшие золотые пуговицы в виде конусов, замечательная золотая подвеска, кусочки тончайшей золотой спирали – видимо, остатки цепочки. В том же погребении на полу лежала небольшая фигурка (до 4 см в длину) сайгака, лицевая часть которой сделана из золота, а оборотная из серебра. Между ног миниатюрного животного мастера древности поместили вставку из бирюзы, по форме напоминающую или сердечко или лист индийского растения пипала.
Это – первое изображение данного животного в искусстве Маргианы. Важно и то, что фигурка была найдена при раскопках погребения, где захоронены только животные. Кстати сказать, именно отсюда происходят почти все золотые находки, сделанные в этом году, тогда как в расположенном рядом, тоже богатом, погребении человека не нашлось ни одного фрагмента золота. Погребения животных – интереснейшая и уникальная особенность культуры населения страны Маргуш. Ни на одном другом памятнике Центральной Азии в столь древнюю эпоху не известно такого большого числа особых, ритуальных захоронений баранов, собак, ослов и быков. Специальное исследование на ту тему публикуется в очередном, четвертом томе «Трудов Маргианской экспедиции», который вот-вот выйдет в свет.
Другая важная находка сделана в большой погребальной камере, где в комнатах находились кости человека, а в котловане перед ними – останки собак и баранов. Это – великолепная фаянсовая скульптурка сидящей обезьяны, выполненная с высочайшим мастерством и реализмом. Животное сидит на корточках, передние лапы его лежат на коленях. Голова слегка приподнята, рот приоткрыт. Необходимо опять же сказать, что скульптурных изображений обезьян в Маргиане не известно. Это – первое. Оно, также как и большое число изделий из слоновой кости, подчеркивает серьезные торговые и культурные связи с долиной р. Инд.
Раскопки проводились не только на севере Гонура. К югу от царских гробниц уже в предыдущие годы было выявлено несколько гончарных печей. Их расчистка, проведенная в этом сезоне, показала, что устроены они крайне своеобразно. Т.е. конструкция пяти печей – вполне обычная, но расположены они в непосредственной близости друг от друга. К западу от этих печей прослеживаются контуры монументальных стен. Именно их расчистке и были посвящены последние дни работы экспедиции. Удалось найти крупное нежилое здание, назначение которого пока определить сложно. Но, учитывая его связь с печами и близость к царским гробницам, можно предполагать, что это были какие-то мастерские (например, для изготовления мозаичного декора для гробниц). Хотя, конечно, дальнейшие раскопки, кото-рые планируются на этой территории, могут многое уточнить. Рядом с вновь открытыми помещениями в более позднее время было устроено несколько погребений. Весной удалось раскопать лишь несколько из них. Несмотря на то, что богатые погребения жестоко ограбили еще в древности, в одной из подземных цист неподалеку от входа удалось найти бронзовую треугольную пластину, когда-то крепившуюся на деревянной основе, видимо оброненную грабителями. Она уникальна и является прекрасным образцом искусства Бактрийско-Маргианского археологического комплекса (БМАК). Подобных пластин до настоящего времени не знали. Похожих на нее нет ни в одном крупном музее мира, хотя общая стилистика сближает его с лучшими образцами искусства указанной культурной общности. На пластине изображены пять горных козлов-архаров, друг за другом взбирающиеся на гору. В центре пластины находится восьми-лепестковый цветок, удивительно напоминающий тот, который был сделан из обесцветившейся со временем бирюзы, найденный в одной царской гробнице. Как в случае «каменного цветка» из гробницы, так и здесь, на пластине сердцевину цветка составляют четыре круглых лепестка. В первом случае они сделаны из золота, а на пластине – указаны рельефом.
Это было, по всей видимости, нагрудное украшение, которое в Маргиане носили мужчины, хотя по форме оно напоминает известное украшение тумор, используемый и в наши дни туркменскими женщинами. Реставратор экспедиции М. Беглиев при участии сотрудницы французской археологической миссии, известного европейского реставратора Е. Оттенвельтер очистил и закрепил этот шедевр сделанный руками древних мастеров, и теперь он будет экспонироваться в музее города Мары.
Благодаря тому, что на поверхности земли неподалеку от царских погребений, которые были раскопаны еще в 2004 г., найдено несколько фрагментов мозаик, появилась мысль, что там может находиться еще одна, ранее не обнаруженная царская могила. И, хотя эти наши надежды не оправдались, но нам посчастливилось выявить следы каких-то особых ритуалов, напоминающих те, что проводились в мастерской по обогащению бронзовых сплавов на юго-западе Гонура. С обывательской точки зрения, это совсем не интересное скопление из-делий: на пространстве около 20 кв. м лежало много фрагментов керамики, в нескольких случаях специально разломанных так называемых культовых сосудов и довольно большое количество камней, в том числе очень крупных. Присутствие в скоплении крупных каменей и обратило наше внимание, т.к. в песках такие камни не встречаются. Они были, конечно, принесены сюда издалека для каких-то работ или использовались в виде разнообразных инструментов – наковален, терок, пестиков и проч. А ведь ближайшие горы находятся не ближе 300 км от этих мест!
Кроме камней, внимание привлекли фрагменты культовых сосудов, разбросанные по всей описываемой территории. Культовые сосуды – это широкие и невысокие керамические изделия, на боковых стенках которых еще до обжига процарапаны рисунки: в центре высокое «мировое дерево», а по бокам от него – налеплены плоские с одной стороны фигурки – чаще всего баранов или козлов. Найденные в этом сезоне культовые сосуды имеют две особенности: на одном из них вместо баранов рядом с деревом налеплены изображения двугорбых верблюдов, а на двух других вместо двух баранов по сторонам одного дерева, имеется фигурка животного только с одной стороны.
Кроме культовых сосудов, там же была обнаружена и терракотовая фигурка обнаженного мужчины. Статуэтка, также как и сосуды, была специально разбита на несколько частей, которые находились в разных местах этой территории. Такое разрушение и разбрасывание предметов свидетельствует, что здесь, на этой территории проводились какие-то сложные ритуалы. Они, по-видимому, были связаны с производством каменных и бронзовых изделий, т.к. здесь же мы нашли несколько фрагментов так называемых тиглей – специальных небольших глиняных сооружений, где плавился металл. В ритуальном помещении мастерской по обогащению бронзовых сплавов Гонура также были найдены сознательно разбитые и разбросанные терракотовые статуэтки. Все они были женскими. Уникальность их заключалась в том, что две фигурки имели ноги, тогда как обычно с ногами изображались только мужчины.
Иными словами, на разных участках городища мы видим два во многом сходных скопления камней и фрагментов керамических изделий. Хотя, возможно, что назначение их несколько различалось: в ранее найденной мастерской имелось много форм для отливки металлических изделий, а здесь – только фрагменты разрушенных тиглей.
Среди предметов, найденных в скоплении, вызывает большой интерес фрагмент железа – второй из найденных на Гонуре образцов. Первым была железная булавка из царской гробницы, украшенная золотым навершием в виде полумесяца и восьмиконечной звезды. Анализы, проведенные английскими специалистами, показали, что по всей видимости это изделие было изготовлено из метеоритного железа. Теперь мы имеем фрагмент неправильной формы значительных размеров, не являющийся ни орудием ни каким-либо предметом. Его изучение позволит, видимо, прояснить еще один вопрос, связанный с ремесленным делом на Гонуре.
Не менее интересна и находка в этом скоплении аккуратно уложенных роговых стержней животных, а рядом с ними – тщательно устроенного в грунтовой яме с диаметром около 40 см так называемого фракционного захоронения. Эти погребения – вторичные: т.е. умершего человека захоранивали в каком-то одном месте, а по прошествии определенного времени сохранившиеся кости собирали и перезахоранивали в другом. В более позднее время вторичные захоронения устраивали в керамических или каменных оссуариях. А во времена существования страны Маргуш – просто в небольших земляных ямах. Всего на Гонуре найдено не более пяти подобных захоронений.
В непосредственной близости от этой территории нам посчастливилось найти и довольно редкую круглую бронзовую печать. Ее поверхность состоит из четырех последовательно расходящихся из центра восьмиугольников, близко напоминающих по форме современный государственный герб Туркменистана. Восьмиконечные фигуры часто используются в качестве декоративного элемента. Этот геометрический орнамент хорошо известен во многие исторические эпохи. Лазурная роскошь облицовки средневековых зданий очень часто состоит именно из них. И задолго до средних веков был распространен этот мотив. Среди находок в Бактрии и Маргиане также можно найти небольшие фрагменты печатей, украшенных восьмигранниками. Но данная находка не просто воспроизводит обычный многоугольник с восемью вершинами. Благодаря полной сохранности всей поверхности печати, мы можем видеть, как эта фигура, постепенно увеличиваясь из центра, занимает все пространство.
Бронзовые перегородчатые печати – одна из характерных черт культуры (БМАК). Они изучаются многими учеными в разных странах. Печати есть круглые и квадратные, с геометрическим узором и украшенные растительным орнаментом. На некоторых из них изображены реальные животные (леопарды, змеи, скорпионы, козлы и др.) или растения (маки, тюльпаны), на других – сцены из древних мифов с фантастическими существами (например, люди с птичьими головами, крылатые существа и т.п.). Именно благодаря этим изображениям можно понять, во что верили, чему поклонялись, каково было мировоззрение жителей древней страны Маргуш. Самой богатой коллекцией таких печатей владеет Марыйский велаятский (областной) музей. Лучшие образцы серебряных печатей (например, та, что стала эмблемой Маргианской экспедиции) хранятся в Главном национальном музее Туркменистана в Ашхабаде. В стране Маргуш такие печати были принадлежностью в первую очередь женщин. Они носили их на шее или около пояса и использовали совершенно не с теми целями, с которыми печати ставятся в наши дни. Изображениями на печатях в то время старались отогнать злые силы от дома, отвести порчу от запасов зерна, от скота. С этой целью, изготавливая, например, сосуды для хранения зерна, еще до обжига их в печи, на боковой стенке крупной хумчи ставили отпечаток. С такой же целью на других сосудах на их стенках изображались священные деревья, животные, магические знаки.
Столь интересные и важные находки, сделанные Маргианской экспедицией в год 40-летия открытия Гонур Депе, не прошли незамеченными руководством Туркменистана. В рамках программы «Мары – культурная столица стран СНГ на 2012 г.» в соответствии с Указом Президента Туркменистана 6-7 июня в г. Мары состоялась Международная конференция «Древний Мерв – центр мировой цивилизации», в которой приняли участие специалисты из всех стран СНГ, а новейшие материалы по Гонуру были основной темой для обсуждения. Учитывая значение этого памятника, программа конференции включала экскурсии как на Гонур Депе так и в жемчужину оазиса – заповедник «Древний Мерв». К этим дням мастера культуры Марыйского велаята подготовили специальное красочное представление перед открытием конференции. Перед гостями выступили лучшие детские, молодежные и профессиональные коллективы, а вечером на сцене городского театра был дан праздничный концерт. Сами заседания проходили в великолепно построенном и прекрасно оснащенном здании Марыйской велаятской библиотеки. Все гости – и те, кто впервые приехал в Туркменистан, и еще в большей мере те, кто бывал здесь десятилетия назад, были приятно поражены современным обликом Ашхабада, и Мары, а также туркменских музеев, богатством их коллекций. Впечатление от нового облика страны было не менее запоминающееся, чем от тех открытий, которые сделаны в древней дельте р. Мургаб, в стране Маргуш за четыре десятилетия ее исследования. Один из гостей – известный этнолог Ю.Е. Березкин из санкт-петербургской Кунсткамеры, сказал, что страна изменилась за те годы, что он ее не видел, столь же сильно, сколь сильно вынуждены были измениться научные взгляды на ранние этапы становления цивилизации под влиянием новых открытий.
Во многом это – результат того внимания, которое уделяет руководство страны, лично Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов изучению истории, поддержке научных исследований, вопросам культуры и воспитания у молодежи любви и гордости за свою страну. Проведение международных научных конференций, расширение культурных связей Туркменистана с другими странами и, в первую очередь со странами СНГ – это одно из звеньев создания общего культурного пространства, содействие межкультурному диалогу, без которых невозможен благоприятный климат для экономического и политического сотрудничества, повышение статуса Содружества на международной арене.
Царский некрополь Гонура

В результате археологических исследований Маргианской археологической экспедиции под руководством В.И. Сарианиди в 2004 г. на южном и восточном берегах большого южного бассейна Северного Гонура были выявлены скопления человеческих захоронений в цистах и камерах. Основным местом, где совершались захоронения древних маргушцев, был некрополь, который располагался в 300 м к западу от дворцово-храмового комплекса. Некрополь занимает площадь около 10 га и имеет ту же датировку, что и весь памятник (конец III – II тыс. до н.э. – Сарианиди, 2001, с.14). Весной 2002 г. некрополь был раскопан полностью.
Среди обнаруженных там 2853 могил и «поминальных лунок» (fire places - небольшие ямки, диаметром менее 0,5 м, во многих случаях содержащие сильнообожженные кости мелкого рогатого скота – баран/коза) тип конструкции погребальной ямы определить было возможно в 2642 случаях. Подавляющее большинство маргушцев было захоронено в шахтных могилах (86,8%). Обычные ямные погребения были встречены в 9,0% случаев, еще 2,2% и 2,0% составили цисты и камерные гробницы соответственно (Sarianidi, in press). Погребенные обычно лежали на правом боку (87,7%), головой на север или северо-запад (82,7%) в скорченной позе. В 90,5% шахтных погребений был захоронен один человек, только в 3,0% два индивида. В одной такой могиле были встречены останки 3 человек, а в одной – четырех. Из 52 цист в трех были захоронены 2 человека, в двух – три. Чаще всего множественные захоронения отмечались в камерах (всего 72,3% одиночных). Причем в одной камере (№ 1999) были найдены останки 9 человек.
Следует особо отметить, что в подавляющем большинстве камер костные останки людей были представлены лишь так называемым костяным крошевом. Добавим также, что в одном из помещений дворца была обнаружена дахма: в комнате без потолка на полу в обычной позе лежал один человеческий скелет. Кости еще 9 скелетов были сдвинуты в один угол вместе со своими погребальными приношениями. Учитывая, что входы в камерные гробницы некрополя закладывались сырцовыми кирпичами «всухую», без применения какого-либо раствора, вполне логично полагать, что и эти погребальные конструкции использовались для последовательных захоронений.
Новые данные, подкрепляющие эти выводы, были получены при раскопках помещений храмов, окружающих гонурский кремль со всех сторон. Они показали, что, когда дворцово-храмовый комплекс Северного Гонура потерял свое значение, его руины были застроены домами и лачугами рядовых общинников и былых горожан. Невдалеке от своих новых жилищ они хоронили умерших, приспособив для этого руины, как дворца, так и окружающих его храмов и других построек. В этих погребениях при раскопках обнаружены костные останки людей разного возраста и имущественного положения. Радиоуглеродные даты образцов, полученных непосредственно из таких впускных погребений в помещениях, варьируют около 1700-1600 гг. до н.э. Таким образом, эти погребения относятся к последнему (третьему) периоду существования памятника.
Особое место среди погребений вне территории основного некрополя Гонура занимает небольшой (к концу весеннего сезона 2009 г. на этой территории обнаружено 15 погребений, из которых 6 бесспорно могут быть приписаны самым высшим слоям знати) могильник, расположенный на восточном берегу большого южного бассейна. По своей конструкции все могилы различаются, но их объединяет одно – они воспроизводят разные виды жилищ, построенных, правда, под землей. По своим размерам они намного превышают все другие погребальные конструкции, описанные на некрополе и в руинах дворцов и храмов Северного Гонура (Сарианиди, 2001, 2002; Sarianidi, 2007 и др.).
Интересен процесс обнаружения и раскопок этих погребальных сооружении. Раскопочные работы весны 2004 г. проходили на южной оконечности дворцово-храмового ансамбля Северного Гонура. Их целью было выявление южных границ комплекса. При раскопках был обнаружен главный (большой) бассейн. Для определения береговой линии и глубины водоема были проложены две траншеи: одна с севера на юг, а вторая – с запада на восток. Именно восточная оконечность последней выявила стоящий вертикально каменный посох.
Тщательные раскопки, проведенные Т. Ходжаниязовым вокруг этого посоха, выявили первую могилу, которая и по своим размерам, и по находкам, сделанным в ней, показала, что здесь, без всякого сомнения, было место упокоения царской особы.
Факт того, что каменный посох длиной 2 м стоял вертикально, опираясь на сырцовую стену, а не был уложен на пол могилы (как это было во всех случаях нахождения подобных посохов в погребениях некрополя Гонура), с самого начала вызывал вопросы. Над стеной погребального сооружения, преимущественно к югу от нее в заполнении на толщину до 1,5 м было встречено множество небольших каменных мозаичных вставок, практически все находившихся в полном беспорядке, за исключением мелких фрагментов.
Восстановить какие-либо орнаменты целиком не представлялось возможным. Еще одной особенностью погребения явилось то, что сырцовые стены фиксировались в виде почти правильного прямоугольника, но котлован был намного шире, чем обнаруженное строение. Это свидетельствовало, что только одна его часть – южная – была занята строением, а вторая была свободна. Около северной стены этой, не обозначенной кирпичными кладками части гробницы (как потом оказалось, своеобразным «двором»), были расчищены бронзовые толстые полукружья, имеющие типичные «ушки» с заклепками снизу.
Бронзовые изделия были массивными, расчищенная вначале из верхняя часть стояла выпуклой часть вверх. Поскольку в те дни руководитель раскопок В.И. Сарианиди находился в командировке в г. Кабул (Афганистан), где при нем были из подвалов Государственного Банка торжественно извлечены первые из 20 000 найденных в Тилля Тепе золотых изделий, сохраненных стараниям простых афганских тружеников (см: Bactrian Gold), участники экспедиции идентифицировать эти артефакты до полной расчистки не смогли. По возвращении В.И. Сарианиди на Гонур, он тут же посетил раскоп, и уже, глядя на эти бронзовые «дуги» сверху, с высоты современной дневной поверхности, воскликнул: «Это же колеса! Мы нашли царские могилы такие же, как в Уре! Царские могилы Гонура!» Работы ближайшего месяца и последующих осенних полностью подтвердили это.
Все обнаруженные гробницы представляют собой подземные погребальные сооружения, в момент нахождения ничем не выделенные на поверхности, если не считать гробницу 3220, которая была обведена сверху кольцевой стеной, несохранившейся в восточной части, возможно, в результате неоднократных ограблений.
Трудно переоценить значение открытия «царского некрополя» с его погребальными сооружениями в виде моделей домов, мозаичными настенными панно, домашней лошадью, колесными повозками и погребальными приношениями. Эти находки, по мнению В.И. Сарианиди, должны положить конец затянувшейся и во многом ставшей уже схоластичной дискуссии о происхождении маргианских племен. «Царский некрополь» с его единичными, но, безусловно, царскими гробницами вместе с почти тремя тысячами могил некрополя Гонура и совершенно новыми для Центральной Азии погребальными обрядами и приношениями со всей определенностью указывают на широкую племенную инвазию из передовых центров тогдашнего мира в бактрийско-маргианском направлении. Пешком, верхом на конях и в повозках индоиранцы из восточной части Малой Азии и современной северной Сирии, в конечном счете, достигают плодородных оазисов Центральной Азии, где они и обретают свою новую родину.
Две не разграбленные могилы (камерная 3245 и в подбое 3870) указывают, что хотя похороненные в таких могилах покойники и могли принадлежать к былым «царским фамилиям», они резко уступают им по богатству личных украшений и погребальных приношений, представляя собой «бедных родственников» царственных особ.
Итак, гробницы занимают небольшую территорию к северу от южного Храма воды и невдалеке от крупного, по-видимому, жилого здания, обнаруженного Э.А. Мурадовой, часть стен которого размыта береговой линией бассейна. Именно это обстоятельство вместе с артефактами, найденными в могилах, дает основания предполагать, что гробницы были сооружены в первоначальный период освоения дельты Мургаба. Упомянутое монументальное сооружение могло являться первым дворцом, где правители Маргианы жили, ожидая завершения строительства центральной части комплекса. Первым маргушским правителям и принадлежали, по всей видимости, погребения, сооруженные, как у многих индоевропейских народов в непосредственной близости от жилья.
Всего к концу осеннего полевого сезона 2004 г. на царском некрополе у восточной оконечности большого бассейна было обнаружено 12 могил. Весной 2009 г., в результате сильных ливневых дождей и размытия во многих местах такырной корки, удалось выявить вблизи уже раскопанных еще четыре могилы. Таким образом, число погребений на данной территории возросло до 15. Разведочные работы дают основание предполагать наличие еще нескольких могил большого размера, раскопки которых буду проводится осенью 2009 г.
Основное ядро могильника составляют девять гробниц (№№ 3200, 3210, 3220, 3225, 3230, 3235, 3240, 3880 и 3900), вокруг которых позднее были устроены двухкамерные погребения (№№ 3205, 3245, 3250, 3857), но много меньших размеров. С севера к могильник ограничивает т.наз. «погребение тайчанаха» (№ 3340). Кроме того, снаружи к гробнице 3220 с югу примыкает богатое захоронение в подбое (№ 3870). Одна из двухкамерных могил – № 3250 – перерезает наземную круглую стену, окружающую гробницу 3220, не оставляя никаких сомнений относительно ее более позднего происхождения.
Когда это можно установить, рядом со всеми гробницами на древней дневной поверхности (которая, практически совпадает с современной) были устроены кирпичные прямоугольные алтари со следами сильного влияния огня внутри. Наверху, непосредственно рядом с гробницей 3235 находилось четыре таких, прямоугольной формы алтаря: два по обеим сторонам от входа и два по бокам. Рядом с южными стенами гробниц 3200 и 3210 также были устроены прямоугольные, сильнообожженные изнутри алтари. На территории гробницы 3220 были выстроены два прямоугольных алтаря и одна грушевидная печь для приготовления жертвенного мяса крупного животного. Прямоугольный, не раз перестраивавшийся, алтарь был сооружен прямо посередине былого перекрытия гробницы 3230. Не исключено, что выбор места для его сооружения обусловлен желанием защитить богатое захоронение от грабителей.
Все гробницы представляют собой прямоугольной формы котлованы, вырытые в глинисто-песчаном материке, выложенные изнутри кирпичами или обмазанные толстой глинистой обмазкой.
Лучше сохранившиеся гробницы имели входы, причем, когда это можно было установить с точностью, все они располагались с восточной стороны (гробницы 3220, 3230, 3235) и всегда оказывались заложенными кирпичами, но в «сухую» без глиняного раствора, что позволяло при необходимости быстро разобрать закладку и проникнуть внутрь гробницы. Три из них имели наклонные спуски: в гробницах 3220 и 3230 в виде пандусов, а в гробнице 3235 – в виде лестницы с семью ступенями, ведущей внутрь гробницы.
Эти и другие наблюдения дают все основания предполагать, что гробницы были пустотелые, и в них практиковался последовательный обряд коллективных захоронений. Ни одна гробница не сохранила крыши, поэтому вопрос о перекрытиях остается открытым. В то же время, учитывая сохранившуюся глубину стен до двух метров, думается, они слегка возвышались над уровнем окружающей поверхности, и в них спокойно мог находиться стоящий в полный рост человек.
Все гробницы, за исключением двух – 3225 и 3900 – были неоднократно ограблены еще в древности, причем указанные могилы были оставлены не ограбленной из-за их особого характера. Поскольку родственники умерших хорошо были осведомлены о возможности ограбления, они устраивали своеобразные «тайники», в которые складывались наиболее ценные погребальные приношения. Но подавляющая часть положенного в могилы была обнаружена и разграблена. Предварительная публикация царского некрополя уже имеется (Сарианиди, 2004, 2006, 2007; Дубова, 2004).

 

  1 – скопление ценных погребальных приношений;
2 – два фрагмента мозаики с «ковровым» орнаментом, серебряные косметический флакон, косметическая лопаточка, булавка с навершием в виде лежащего теленочка, железная булавка с навершием в виде золотой восьмиконечной звезды, полумесяца, а также стоящего архара из золота и лежащего льва из бирюзы;
3 – каменный посох длиной 2,0 м с концом в виде лошадиного копыта;
4 – каменный диск из мраморизованного известняка;
5 – бронзовые предметы неопределенного назначения;
6 – два бронзовых «светильника» и керамическая ваза на полой ножке с орнаментом;
7 – пятно из краснообожженного песка;
8 – скопление костей взрослого верблюда;
9 – два крупных керамических сосуда с узким дном;
10 – четырехколесная повозка;
11 – скелет лежащего взрослого верблюда в полном анатомическом порядке;
12 – полный скелет собаки в полном анатомическом порядке;
13 - сильно разрушенный скелет молодой лошади;
14 – беспорядочное скопление костных останков четырех человек.
   
   

Данный сайт создан с целью информации о работах Маргианской археологической экспедиции, о ее новых открытиях, о публикациях специалистов, работающих в составе экспедиции, о событиях, связанных с работами в Маргиане. Все вопросы, связанные с затрагиваемыми темами, просьба посылать по адресам:
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. или Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Дубовой Надежде Анатольевне.

© 2012
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта гиперссылка обязательна.

Blowjob